Расследование по делу о разливе дизельного топлива на Норильской ТЭЦ-3 продолжается: двум из четырёх фигурантов меру пресечения изменили на домашний арест. Однако майская катастрофа, ставшая одной из крупнейших утечек нефтепродуктов в арктической зоне, может оказаться не последней в своём роде, и дело тут вовсе не в человеческом факторе, а в объективных причинах. Процесс таяния вечной мерзлоты рискует существенно осложнить процесс освоения Россией Арктики, предупреждают американские специалисты по вопросам климатических изменений. При этом аналитики опасаются, что вызовы, встающие перед российским руководством в этом регионе, не приведут к снижению активности Москвы.
Указ об основах государственной политики в Арктике до 2035 года был подписан президентом РФ Владимиром Путиным в марте 2020-го. Документ, помимо прочего, признаёт развитие арктической зоны России в качестве стратегической ресурсной базы, которая должна быть рационально использована в целях ускорения экономического роста страны.
К главным вызовам в сфере обеспечения нацбезопасности в Арктике российское руководство относит действия иностранных государств, которые «препятствуют осуществлению РФ законной хозяйственной или иной деятельности» и наращивают военное присутствие.
Однако, как показывает практика, освоение арктической зоны чревато и совсем иными проблемами. Это доказала катастрофа 29 мая в Норильске, когда подломились опоры топливного резервуара, в результате чего произошло разлитие дизельного топлива, которое утекло в реки Далдыкан и Амбарная. Зарубежные специалисты считают, что подобные инциденты с большой вероятностью могут произойти и в будущем.
Американское издание The Washington Post, в частности, указывает, что процесс глобального потепления, приводящий к таянию вечной мерзлоты, ставит под угрозу российскую стратегию в регионе. Авторы статьи, в числе которых Эндрю Фридман, магистр Колумбийского университета в области прогнозирования погоды, климата и общества, считают: объекты в Арктике находятся под угрозой, поскольку были построены при конкретном температурном режиме, а он сейчас серьёзно изменился.
Речь идёт о процессе термокарста, то есть проседания почвы из-за вытаивания подземного льда. Именно это было корневой причиной аварии в Норильске — поверхность, на которой расположен резервуар, грубо говоря, «повело».
К 2050 году российская инфраструктура, расположенная в зоне вечной мерзлоты, может серьёзно пострадать, считают специалисты, поскольку лёд под землёй продолжит таять. Согласно недавним исследованиям, температура в регионе в последние полгода была в среднем на 5 градусов выше, чем на большей части северной и центральной Сибири. Это подтверждает ранее озвученные специалистами прогнозы о том, что Арктика будет «нагреваться» быстрее других областей. При этом таяние льда опасно и тем, что высвобождает большие объёмы парниковых газов, которые сами по себе частично провоцируют глобальное потепление. В итоге складывается ситуация замкнутого круга.
Крайне резкая реакция президента РФ Владимира Путина на совещании по ситуации в Норильске свидетельствует о глубокой обеспокоенности Кремля перспективами освоения региона, отмечают в The Washington Post.
Однако потепление не является для России лишь угрозой — в чём-то оно соответствует интересам Кремля. Так, например, активное таяние льда привело к тому, что Северный морской путь стал более пригодным для судоходства, нежели раньше, а, следовательно, и для экспорта российских энергоресурсов. В текущем году была отмечена самая ранняя поставка сжиженного природного газа из российской Арктики в Китай: судно вышло в мае — на месяц с лишним раньше, чем в предыдущие годы.