«Представляете, что магазин продает вам пальто, — приводит простой пример президент сети частных клиник АО «Медицина» Григорий Ройтберг. — Но государство запрещает магазину по своему усмотрению тратить полученные от вас деньги за проданное пальто».

То же самое происходит с частными клиниками, которые лечат пациентов по полисам ОМС. Клиники предъявляют государству счет за лечение, Фонд перечисляет деньги. Но по закону потратить их клиники могут только на определенные нужды. Например, на зарплаты врачам. Но не на развитие.
Для АО «Медицина» это важнейшая проблема. Она сейчас строит новую онкологическую клинику в подмосковных Химках. Это миллиарды рублей. Деньги в том числе взяли в кредит. Но потратить на строительство средства, полученные по линии ОМС, закон запрещает. Хотя схемы есть, говорит Григорий Ройтберг.
Григорий Ройтберг​, президент сети частных клиник АО «Медицина»: «Самая простая схема: мы переписываем здание и все на другую компанию, мы ей оплачиваем аренду в любых деньгах, теряем при этом 20%, потому что это НДС и прочее, и остальные деньги остаются. Я ни разу это не делал пока. Зачем нужно толкать на какие-то боковые схемы? С высочайших трибун все говорят о необходимости государственной поддержки инвестиций здравоохранения. А потом любой инвестор, когда приходит, спрашивает: „Подожди, а мы не можем эти деньги потратить на новое оборудование?“ Мы говорим: „Нет“. Он говорит: „Ничего себе. Да зачем мне это надо?“
Деньги из ОМС негосударственные клиники могут потратить на медицинское оборудование. Но стоимостью не больше 100 тысяч рублей. В новой редакции закона, который сейчас обсуждают в парламенте, порог увеличили до 300 тысяч. Но и на эти средства никакое серьезное медоборудование не купить, замечает президент Национальной ассоциации негосударственных медицинских организаций (НАНМО) Илья Шилькрот.
Илья Шилькрот, президент Национальной ассоциации негосударственных медицинских организаций (НАНМО): „Можно тратить на заработную плату, на оплату налогов, на коммунальные услуги, на приобретение лекарственных средств, расходных материалов, мягкого инвентаря, питания для пациентов и на оборудование стоимостью не более 100 тысяч рублей, но в новой редакции — не более 300 тысяч рублей. Как вы понимаете, никакое серьезное оборудование медицинское типа ультразвукового аппарата, компьютерного томографа и так далее на 100-300 тысяч рублей сегодня закупить нельзя. Это два набора скальпелей“.
Логику властей можно найти. Государство следит, чтобы клиники не расходовали полученные из госфонда деньги на сторонние цели. А делает это потому, что обеспечивает частные клиники клиентами и дает заработать. Но сейчас законодатели и сами признают: нужно контролировать качество лечения по ОМС в частных клиниках, но не их расходы. Вот что Business FM заявил член думского комитета по охране здоровья Борис Менделевич.
Борис Менделевич, член думского комитета по охране здоровья: „Государство не должно вмешиваться в хозяйственную деятельность частника, даже если он участвует в государственных программах. Лезть внутрь тарифа в частную организацию и говорить, что вам положено такой-то процент от этих денег потратить на зарплату, такой-то процент этих денег положено потратить на закупку лекарств, — это совершенно излишние, избыточные меры, которые мы применяем к частным медицинским организациям“.
В конце октября депутаты одобрили законопроект о реформе ОМС в первом чтении. Второе чтение назначено на среду, 18 ноября. Депутат надеется, что ко второму чтению документ поправят. Клиники надеются тоже. И в фонде ОМС тоже говорят, что контроль за расходами — это анахронизм. Но до сих пор, несмотря на постоянные просьбы бизнеса, ничего не менялось.