Коронавирус в Италии: загадки пандемии

0
4

Фото:

Все новости на карте

Из страны, еще совсем недавно считавшейся одной из самых благополучных с точки зрения эпидемиологической обстановки, , как  и , вновь переходит в разряд «опасных». Рост новых заражений, правда, не такой стремительный, как у соседей, но вполне ощутимый. Еще до 10 октября суточный прирост удавалось удерживать в пределах 2 тыс. случаев, но уже сейчас преодолен порог в 6 тыс. И число новых инфицированных будет увеличиваться, сомнений в этом нет.
Шесть гномов Белоснежки

Только что правительство Италии приняло новое распоряжение, в котором впервые с конца мая, когда закончился карантин, ограничительные меры не снимаются, а вводятся. Среди них: прекращение командных игр непрофессиональных спортсменов, ограничение часов работы питейных заведений в вечернее время, сокращение числа приглашенных на семейные церемонии, такие как свадьбы, крестины и похороны, до 30 человек. Пока открыты спортзалы, бассейны и школы. Власти заверяют, что переходить на удаленное обучение снова не будут. Как и не будут вводить нового общенационального тотального карантина. Страна просто не может себе это позволить ни с экономической, ни социальной точки зрения.
Как и на протяжении всего периода пандемии, определенные решения властей подвергаются критике и встречаются откровенной иронией. Так, немало шуток породила рекомендация не собирать в гостях более шести приглашенных. В интернете сразу появились кадры из «Белоснежки», где она выгоняет за дверь седьмого гнома. А на репродукции фрески «Тайная вечеря» дорисовали двух полицейских, выписывающих штрафы апостолам, которых ровно вдвое больше рекомендуемого числа участников застолья.
На этом фоне премьер-министр Джузеппе Конте заверил, что страна не будет превращаться в полицейское государство и никто не намерен посылать стражей правопорядка контролировать частные квартиры. При этом он также настоятельно рекомендует не брезговать масками даже дома — почти 70% новых заражений происходит в лоне семьи и дружеских компаний. При этом многие обращают внимание на проблему переполненного общественного транспорта в крупных городах. И решать ее никто не торопится.
Летнее «затишье»

Второй волной пугали давно, и наивно было бы полагать, что ее можно было избежать. Ее наступление, тем не менее достаточно неожиданное, лишь усугубило вопрос о летнем «затишье». Почему вдруг вирус отступил, дал передышку? Наиболее очевидный ответ — это следствие карантина. В Италии он был введен в начале марта и продлился до второй половины мая. Как показал опыт страны, первой в Европе павшей жертвой пандемии, нет средства более эффективного по противодействию распространению коронавируса, чем самоизоляция. В марте итальянцы не на шутку испугались и в большинстве своем подчинились распоряжениям властей. Несмотря на широко распространенный стереотип о недисциплинированности южных народов, итальянцы — и пандемия это еще раз продемонстрировала — люди достаточно управляемые и ведомые.

Эффект от почти трехмесячного карантина, а именно снижение числа заражений, совпал с наступлением лета. Многие говорили, что при высоких температурах вирус распространяется медленнее, а вирусная нагрузка падает, хотя научно это так никто и не доказал. Но факт — все три летних месяца число суточных заражений держалось на уровне 200–300. В больницах оставались сотни пациентов, а отделения интенсивной терапии, до этого задыхавшиеся от нескольких тысяч тяжелых ковидников, практически опустели. И это — еще одна загадка нового коронавируса.
Одним словом, люди начали жить как будто по-старому: море, горы, воздух, хорошая еда и вино. Разумеется, многие отказались от поездок за рубеж. Но первые «ласточки» дали о себе быстро знать. Малейшие передвижения привели к появлению новых очагов. Один из них образовался на престижном Изумрудном берегу на острове Сардиния, и заражения коснулись любящих его посещать богатых и знаменитых, включая всю семью Берлускони и самого бывшего премьер-министра. Кто-то начал привозить COVID-19 с курортов Хорватии и из Греции. В Испании уже поползли новые заражения. И прибывающие из этих стран стали в обязательном порядке сдавать тесты на новый коронавирус. Сейчас в этом списке уже и Франция, Великобритания, Бельгия, а также еще целый ряд стран. Откуда-то въезд просто запрещен, например из Бразилии.

Италию захлестывает вторая волна

Первый заметный скачок заражений произошел во второй половине августа. Но все продолжали делать вид, будто ничего не происходит. Августовская нега — святое в Италии. К маскам в целом привыкли, для многих они стали модным аксессуаром (а также предметом дизайнерской фантазии). В середине сентября, как и обещало правительство, открыли школы, хотя тоже не обошлось без полемики, критики и разоблачений неготовности системы.
На сегодняшний день нет разделения на регионы, где коронавирус распространен больше (север) и где меньше (юг), как это было весной, когда южные районы удалось уберечь. И это особенно беспокоит власти, в том числе региональные, потому что, если в пропорциональной прогрессии начнется рост госпитализаций, больницы юга не выдержат нагрузки. Пока фундаментальное отличие нынешней ситуации от того, что Италия пережила весной, в том, что число госпитализированных в разы меньше. Пока. Объясняется это, в частности, снижением среднего возраста заражающихся (с 60 до 40), а следовательно, вызываемое новым коронавирусом заболевание многими переносится легче. Кто-то из специалистов говорит о том, что врачи научились лучше лечить, больше узнали о неприятных сюрпризах COVID-19. А для их предотвращения часто нужна как раз госпитализация.
И еще одно немаловажное наблюдение: сравнивать нынешние показатели заражаемости с весенними нельзя. Просто по той причине, что тогда проводилось едва 30 тыс. тестов, а сейчас их, включая экспресс, драйв-ин, делают до 130 тыс. в сутки. Люди часами стоят в очередях, чтобы протестироваться. Многие инфицированные выявляются в ходе банального скрининга, о котором весной никто и подумать не мог, потому что надо было справляться с экстренными случаями. Так вот предположение о том, что весной реальные масштабы заражения были в разы больше, вполне оправданно. Тогда официальная статистика фиксировала только случаи с «симптоматическим течением». Вирус, скорее всего, не изменился, и решение одно — вакцина.
Основной страх сейчас — перед неопределенностью. Люди все же только делают вид, что вернулась нормальная жизнь. Но каждый день с замиранием сердца боишься звонка из сада или школы с оповещением о введении классного карантина из-за выявления заразившегося ученика или учителя. А еще страшнее, если скажут в срочном порядке забирать своего ребенка, которого уже поместили в изолированную комнату из-за небольшой температуры. «Человек предполагает, а Бог располагает» — сейчас звучит актуально как никогда.
Экономическая цена весеннего локдауна
В чисто экономическом смысле — это снижение ВПП на 8–10%. Для Италии, где экономический рост в последние годы пребывал фактически в летаргическом сне, это убийственно. Потеряны сотни тысяч рабочих мест, хотя, как ни странно, на фоне уже имевшихся проблем этот ущерб как будто менее заметен, чем, скажем, в тех же более благополучных Франции или Испании. Сектора туризма и культуры, которые называют «итальянской нефтью», пострадали в наибольшей степени. Хотя в локальном туризме не везде было все плохо. Итальянцы заполонили собственные морские побережья и горные курорты. Во многих популярных у состоятельных итальянцев местах дела в этом году шли даже лучше, чем в обычные годы, поскольку, оставшись дома, эта категория населения потратила в сфере услуг те деньги, которые обычно уходили на отдых за рубежом.

Хотя в целом представители туристического сектора говорят, что более бедный внутренний турист не в состоянии компенсировать отсутствие более щедрых гостей из США, России, Бразилии, Индии и прочих стран. Наибольшие потери несут «города искусств». В Венеции летом было на 60% меньше туристов, а это значит меньше доходов городу, который живет за счет туризма. Драматическая ситуация и в ряде районов Рима. Разумеется, локдаун сказался и на психологическом здоровье населения. Масштабы ущерба в этом смысле подсчитать сложно, и, скорее всего, они будут иметь воздействие в долгосрочной перспективе, особенно у детей, говорят психологи. Были, разумеется, отдельные случаи домашнего насилия, но в целом никаких массовых разводов.
«Новое начало»
В ситуации вокруг пандемии есть и относительный позитив. Италия должна получить из европейского фонда поддержки восстановления экономики (Recovery Fund) львиную долю средств. Кстати, обида на Европу, которая появилась вначале, когда европейские партнеры, казалось, не проявили достаточной солидарности, как будто прошла. Есть ощущение, что все находятся в одной лодке.
Власти говорят о «новом начале», о невероятных возможностях обновления, построения новой более экологически чистой экономической системы. Кажется, в этом стремлении они даже искренни. Но тут же возникает тень угрозы мафии, которая уже покушается на лакомый кусок, проникая своими щупальцами «спрута» в легальный бизнес повсеместно. Инновационные проекты душит бюрократия, с которой, несмотря на все воинственные обещания, пока справиться так и не удается. Но создается впечатление, что в определенном смысле народ стал как будто немного счастливее. Как будто пандемия научила радоваться малому, тому, чего лишила на протяжении нескольких месяцев. Итальянцы бодрятся, а период карантина показал, что нация намного более сплоченная и привержена своим ценностям, в том числе государственной власти, чем казалось.
Символы «темного периода»
За прошедшие месяцы было много врезавшихся в память историй. Многие из них отражены на недавно открывшейся фотовыставке Ассоциации иностранной прессы «Локдаун в Италии — глазами иностранных журналистов». Это — как вспомнить все. Многие из тех кадров облетели мир и стали символами «темного периода», как порой в Италии называют прошедшую весну. Конечно, нельзя забыть караван военных грузовиков, вывозивших гробы с жертвами коронавирусной инфекции из Бергамо. Большинство из них были старики, и умирали они в одиночестве — близких не пускали. Мысли об этом разрывают сердце до сих пор.

Но особенно запомнилась небольшая заметка в одной из газет — письмо-признание студентки. Напечатали его уже летом, когда многие ограничения были сняты и даже открыли дискотеки. Девушка писала, что соблюдала все меры предосторожности, особо ни с кем не встречалась, но соблазнилась на день рождения лучшей подруги, который отмечали в ночном клубе. В итоге она заразилась, симптомов не было, поэтому узнала о коронавирусе, когда в больницу с осложнениями попал ее отец. В открытом письме девушка корила себя. Не исключаю, что та публикация имела определенную идеологическую задачу и письмо было сочинено в редакции. Но оно поднимает моральную проблему, мучащую на протяжении всей пандемии, — ответственность и чувство вины, если станешь, даже не по собственной вине, разносчиком заразы. Кошмар от мысли, кого нужно предупреждать о том, что у тебя положительный анализ.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь